Контактная информация

Расскажите о проблеме
по телефону:+7 916-535-03-06

или напишите письмо,
если вам так удобней

Понятие «психической травмы»

Понятие «психической травмы» впервые появилось в научной литературе в конце XIX века, дискуссия вокруг этой проблемы и ее исследование продолжаются в настоящее время и заслуживает отдельного изложения и анализа.

Зигмунд Фрейд подчеркивал: «...При травматическом неврозе причиной болезни является ни ничтожная физическая травма, а сам испуг, травма психическая».

Фрейд указывает также на автономные механизмы и специфику психической травмы: с одной стороны, даже очень давние переживания могут оказывать ощутимое воздействие; а с другой — воспоминания о переживаниях в отличие от других (не имеющих травматического содержания) с годами не становятся менее значимыми или менее болезненными. Тем не менее, в норме любое воспоминание постепенно блекнет и лишается своей аффективной составляющей.

Фрейд отмечает, что снижение остроты переживаний существенно зависит от того, последовала ли сразу после травматического воздействия энергичная реакция на него или же для такой реакции не было возможности, например, она была вынуждено подавлена.

В обоих случаях реакция на травму имеет чрезвычайно широкий диапазон отреагирования: от немедленного до отставленного на многие годы и даже десятилетия, от обычного плача по утрате до жестокого акта мести обидчику.

И только когда человек отреагировал на событие в достаточной (для него и — что не менее существенно — индивидуальной для каждого) мере, аффект постепенно убывает.

Фрейд характеризует это выражениями «выплеснуть чувства» или «выплакаться» и подчеркивает, что «оскорбление, на которое удалось ответить хотя бы на словах, припоминается иначе, чем то, которое пришлось стерпеть».

Гипотеза о психогенном происхождении некоторых психических расстройств была сформулирована выдающимся французским психиатром Жаном Мартеном Шарко еще раньше — около 1883 года, но она не была научно проработана. Фрейд, который учился у Шарко в Париже в 1885 году, в отличие от множества своих коллег сразу и полностью воспринял эту идею, которая еще больше укрепилась в процессе его совместной работы с Йозефом Брейером.

Еще до начала сотрудничества с Фрейдом Брейер разработал собственный метод психотерапии. После погружения пациентов в гипнотическое состояние он предлагал им подробно описывать различные психотравмирующие ситуации, имевшие место в прошлом. В частности, предлагалось вспомнить о начале первых проявлениях психического страдания и событиях, которые могли быть причиной тех или иных психопатологических симптомов.

Однако далее этого методического приема Брейер не продвинулся. Позднее, уже в совместных исследованиях Фрейда и Брейера было установлено, что иногда только один рассказ об этих ситуациях в состоянии гипноза (в некотором смысле — «насильственное воспоминание») приводил к избавлению пациентов от их страдания. Брейер назвал это явление «катарсисом» по аналогии с термином, предложенным Аристотелем для обозначения феномена «очищения через трагедию», когда, воспринимая высокое искусство и переживая вместе с актером страх, гнев, отчаяние, сострадание или мучение, зритель очищает душу.

Здесь мы вновь встречаем уже упомянутое положение о необходимости повторного (эмоционального) переживания травмы непосредственно в процессе терапии и, обращаясь к уже многолетнему опыту психотерапии, признаем, что если аффективная составляющая отсутствует, эффективность терапевтического процесса обычно невелика.

Фрейд полагал, что случаи сексуального злоупотребления со стороны взрослых настолько ранят детей, что они оказываются не в состоянии перенести эти ужасные, непонятные, неизвестные и даже чуждые им переживания, которые в результате вытесняются из памяти и сознания.

Но поскольку аффективный (патологический) процесс уже запущен и в большинстве случаев не может остановиться, он качественно трансформируется (в симптом), и вместо вытесненного страдания, по поводу которого ребенку не к кому обратиться, появляется его «заместитель», который может быть предъявлен в том числе нанесшему травму взрослому – та или иная психопатология. В этом смысле особую роль играют внешние «неблагоприятные» обстоятельства с признанием возможности их существования в объективной реальности.

В теории влечений главными становятся внутренние побуждения и индуцированные ими фантазии. В первом случае, пациент оказывается жертвой внешних (привнесенных) условий; а во втором, сам является источником собственных страданий и разочарований.

Влечения ориентированы на получение удовольствия, проявляясь в разнообразных желаниях, фантазиях и представлениях, направленных на какой-либо объект, и обычно проецируются в будущее. Переживания травмы, наоборот, чаще всего жестко связаны с каким-то одним событием и обращены в мучительное прошлое.

Но есть нечто, что роднит обе теории: и травмы, и влечения обязательно сопровождаются аффектами, симптомами, эмоциями и страстями.